форум филателистов (тематическая филателия) / Русский Мир / ФилФорум / Филателия +18

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » форум филателистов (тематическая филателия) / Русский Мир / ФилФорум / Филателия +18 » Персонариум » 200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 г.


200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 г.

Сообщений 81 страница 92 из 92

81

p/s : 200 лет победы над Наполеоном / Сражение на Березине

Снова повторюсь, из-за глупости негоциантов засевших в ИТЦ марка, у России получаются отменные только белеги, а марки и фил.сувениры - "так бесплатное приложение", созданное бездарными дизайнерами, которые позорят Великую Россию.

Огромное спасибо Красивой, но умной девочке за присланный белег!

82

Тем, кто интересуется войной 1812 года посоветую отличный тематический ресурс - интернет-каталог Дмитрия Карасюка. Почти десять лет назад Дмитрий издал печатный каталог "Наполеон Бонапарт и его эпоха",получивший несколько наград на российских и международных выставках, теперь этот каталог можно изучить на сайте автора: Ссылка

Есть отдельный раздел об Отечественной войне 1812 года, где представлены почтовые марки (в т.ч. "дюнные выпуски", марки как чистые, так и с филгашением), конверты, открытки, гашения.
Отечественная война 1812
Смоленское сражение
Бородинское сражение
Москва
Это только небольшая часть ссылок, на сайте обширный список и материал о персоналиях, представлены места сражений, музеи и памятники, связанные с военными событиями.

http://s2.uploads.ru/cMRUl.jpg  http://s2.uploads.ru/Ju1in.jpg

http://s3.uploads.ru/LMx3G.jpg

http://s2.uploads.ru/hIJ0m.jpg  http://s3.uploads.ru/k2M6p.jpg

http://www.philatelia.ru/bonapart/plots/

83

Дмитрий Петрович Неверовский герой войны 1812 года


http://s3.uploads.ru/t/AFiHV.jpg    http://s2.uploads.ru/t/T7sXE.jpg

В начале августа 1812 года судьба Российской империи оказалась на волоске. Маленькая ниточка отделяла её от тяжелейшего поражения, которое ей готовил покоритель Европы – Наполеон Бонапарт. Ниточкой оказались 8 тысяч недавних рекрутов под командованием Дмитрия Петровича Неверовского.

Будущий генерал родился в 1771 году в незнатной дворянской семье в деревне Прохоровка Золотоношсого уезда Полтавской губернии. Отец, Петр Иванович Неверовский, долго был сотником, а затем золотошанским городничим. Военную карьеру младшему Неверовскому никто не прочил, но, как это часто бывает, вмешался случай. Часто бывший гостем семьи граф П.В. Завадовский взял смышленого отрока с собой в Петербург и устроил рядовым лейб-гвардии Семеновского полка. Не случись этой поездки, кто знает, как сложилась бы Отечественная война 1812?

Дмитрий Петрович с энтузиазмом окунулся в перипетии военной службы. Постигая азы военной науки, он не чурался работы и через год был произведен в сержанты. В 1787 Неверовский переведен в Малороссийский гренадерский (10-й) полк поручиком. После двух лет службы отправлен в Архангелогородский мушкетерский полк, но рутинная мирная служба тяготила 18-летнего офицера, и в итоге он добился перевода, вопреки желанию родственников и предостережениям графа Завадовского в действующую армию.

Дмитрий Петрович переводится в южную армию, которая сражалась с турками. В 1788 году Неверовский получил боевое крещение у реки Сальчи, где войска Репнина разгромили большой отряд турок. В первом же бою Неверовский проявил отчаянную храбрость, идя в атаку перед строем солдат. В 1789 году Неверовский с войсками Потемкина берет турецкую крепость Бендеры. К окончанию войны с Османской империей в 1791 году Дмитрия Петровича переводят в Екатерининский егерский корпус.

Уже через несколько лет он отправился в Польшу под командование Суворова. При подавлении восстания Костюшко отличился в боях при Деревице и Городище. Осенью 1794 года Неверовского наградил лично Александр Васильевич. За польскую кампанию Дмитрий Петрович «вырос» в чинах до секунд-майора. И в это же время он проникся знаменитой суворовской системой воспитания солдат.

Польское восстание было подавлено и батальон Екатерининского полка, в котором служил Неверовский, расформировали. Начались непростые для русских офицеров времена правления Павла I, чьим кумиром был Фридрих Великий. Император начал активно насаждать прусскую систему организации войск. Неверовский, как и многие, сомнительной реформы не принял. На выучке его солдат это сказалось более чем благотворно. По характеристике современников они владели «смелой нападательной тактикой».

Несмотря на чудачества Павла, Дмитрий Петрович незамеченным не остался. Через два года после воцарения Александра I Неверовского назначают на ответственную должность командира 1-го Морского полка. Крупные подразделения морской пехоты только начали формироваться, и на их командирах лежала большая ответственность.

В войнах Третьей и Четвертой коалиций Неверовскому поучаствовать не довелось, но в 1805 он совершил морской поход в Померанию по возвращении из которого в 1806 году, он был удостоен ордена св. Владимира 3-й степени за отличную выучку солдат полка. За командирские достижения Неверовский был назначен командиром Павловского гренадерского полка.

На этой должности Дмитрий Петрович проявил не меньшую активность, чем на других постах, активно обучая солдат. В полку нередко проводились соревнования по стрельбе, и это при том что по армии отводилось по 6 выстрелов в год на обучение. Неверовский и сам был прекрасным стрелком, показывая «как надо» на личном примере. В конце 1811 года Неверовский простился с Павловским полком и по приказу императора отправился в Москву.

В первопрестольной Дмитрию Петровичу было поручено сформировать 27-ю пехотную дивизию, которою он впоследствии и возглавил. На смотрах войск дивизия показала себя настолько хорошо, что её окрестили «Московской гвардией». В мае 1812 года 27-я пехотная вошла в состав 2-й армии Багратиона. Никто не предполагал насколько тяжелое испытание ей уготовано.

Стремительное наступление Великой Армии и давление на Барклая де Толли со стороны Александра I, который требовал перейти к наступлению, привели к тому, что точное местоположение французской армии оказалось неизвестным. Непоследнюю роль в этом сыграла и корпусная организация Великой Армии, дававшая возможность действовать на территории противника мобильными частями и быстро собирать крупные силы для решающего сражения.

В результате, одну из трех дорог к Смоленску прикрывала только дивизия Неверовского, усиленная кавалерийским полками. Против этих сил Наполеон двинул 22 тыс. войск Мюрата и Нея. Кавалерия должна была расчисть коридор до Смоленска, а пехота и артиллерия закрепить успех.
Французские маршалы не предполагали, что 8 тыс. неопотых пехотинцев способны задержать на день наступление всей армии Бонапарта. Войска Неверовского построенные в два каре выдержали более 40 атак закаленных кирасир Мюрата. За 10 часов непрерывны атак 27-я дивизия отступила к Смоленску, потеряв порядка полутора тысяч убитыми и раненными.

За это время к Смоленску успел подойти корпус Раевского, куда и влилась дивизия Неверовского. И здесь 27-я пехотная проявила чудеса героизма, продержавшись сутки в Смоленске, до подхода корпуса Дохтурова.

Подвиг Дмитрия Петровича под Смоленском предотвратил стратегическую катастрофу русской армии, которая, займи французы Смоленск, оказалась бы отрезана от основных баз снабжения, расположенных вдоль Смоленской дороги и вынуждена была принять бой с перевернутым фронтом, а стаким противником как Наполеон – это неизбежное поражение.

В дальнейшем 27-я дивизия проявила себя и в дни Бородинского сражения. Первое столкновение случилось на Шевардинском редуте. Войска Неверовского были построены в батальные колонны и множество раз ходили в атаку. В этом бою 10 тысячам русских противостояло более 30 тысяч французов. Обстрелевало Шевардинский редут более 200 орудий. К концу боя дивизия Неверовского потеряла почти половину состава и была выведенна в резерв. Но уже наследующий день сыграла огромную роль в обороне Семеновских флешей, вошедших в историю под именем Багратионовых.

2-я армия оборонял левый фланг русской армии, куда был направлен основной удар Наполеона. На этом участке у французов было почти двукратное превосходство в силах. Но даже несмотря на огромный перевес противника русские войска держались. Дивизия Воронцова, оборонявшая флеши с начала сражения, была почти поностью уничтожена. Дивизия Неверовского пришла ей на смену. Сам Дмитрий Петрович водил своих солдат в штыки более 10-ти раз. В время одной из контратак он был серьезно ранен ядром, но строя не покинул. Потери с обеих сторон были ужасающи. За Бородино Неверовский был произведен в генерал-лейтенанты.

Позднее, остатки 27-й поступили в распоряжение арьергарда под командованием Милорадовича, первоначально она отступала по Рязанской дороге, затем присоединалась к основной армии на Калужском направлении.

В Тарутинском лагере Неверовский занимается обучением пополнения. До конца кампаниии дивизия приняла участие во всех крупных сражениях: при Тарутино, Малоярославцах, Красном.

Заграничный поход русской армии начался для 27-й дивизии не очень активно. В мае она была введена в Варшаву, затем перведена в Вильно на пополнение и отдых из-за сильных потерь.

Последним сражением в котором участвовал Дмитрий Петрович была «Битва народов» под Лейпцигом. Неверовский был тяжело ранен в ногу с раздраблением кости. В Галле, после операции, у Дмитрия Петровича началась гангрена. Организм с заражением не справился и 2 ноября Неверовский умер.

Погребен в он был в Германии, но в 1912 году перезахоронен к столетию Бородинского сражения. Не о многих генералах можно сказать, что их дейсвтиями была спасена Россия. Дмитрий Петрович Неверовский в их числе.

warfiles.ru


Вот почемы бы не выпустить стандарты / герои Отечественной Войны 1812 года??

Весь мир узнал бы их, Наших героев, патриотическое воспитание о котором так много стали вещать!

Нафейхоа на марках России, Черномырдин и пр., что он сделал для России??

84

Купил себе эту супер серию!

http://lvkr.ru/f/Gd2QZr/640.jpg

Юбилей победы Русского народа над супостатом Наполеоном!

Жаль конечно, что в руководстве итц марка сидят недалекие, видимо малообразованные люди!

Мы к Великому юбилею великой Победы должны были получить серию почтовых марок и блок - минимум! Но!

Но ничего не поделаешь, остается жить надеждой, что сраной метлой скоро выметут, случайных людей, коие засели в итц марка!

Кстати купил в филгашении, и пусть мне кто либо - попытается доказать, что нужно всенепременно, иметь эти марки, с девственно-чистым клеем!

85

А вот!

Встречаем - Бородино на филсувенире Мозамбика!

http://s2.uploads.ru/t/ZU8W0.jpg

Кстати лично я ждал блок и серию, где сошлись бы две армии!

Ждал на блоке задний план, артиллерия, пехота, конница, Кутузов и Наполеон!

Но ИТЦ марка решила - блочок скромненько и усё!

И снова мне за Державу обидно - у бутано-парагвайцев филсувенир намного интереснее!!

86

Чайковский | «1812 год», торжественная увертюра



http://s2.uploads.ru/t/Y2ZGr.jpg     http://s3.uploads.ru/t/qzOAa.jpg



87

A-Phaeton написал(а):

Давыдов Денис Васильевич



http://lvkr.ru/f/TaHcd1/800.jpg


http://lvkr.ru/f/5ex91S/1024.jpg

88

200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 г.



Развитие (на плюс и минус) наполеоновских войск в кампании 1812 года!



http://lvkr.ru/f/9VaFRB/1024.jpg


http://s3.uploads.ru/t/za1bo.jpg


По мнению западных аналитиков, а они очень интересуются Отечественной войной 1812 года в России.

Конечно же своим бюргерам, западные историки пишут, мол проиграл Наполеон Русскому Миру - из-за погоды, плохих дорог...

Все как и с Гитлером, мол русским было куда отступать, но о том, шо нужно было воеватъ и громить врага, об этом очень мало!

Посмотрите на аналогии Наполеона и Гитлера - оба (Наполеон и Гитлер) разбили - союзные армии, англичанишки поганые, укрылись на своем острове, с силой оттягивая свой конец.

Оба (Наполеон и Гитлер) готовятся к нападению на Англию, но!

Но вдруг, какое то озарение озаряет обоих (Наполеон и Гитлер), на Англию не нать! Надо идти на Россию, на Москву!

Чего дальше, всем известно, армии обоих (Наполеон и Гитлер) - удобрение земли Русской, англичанишки потирают руки и типа победители!

Кстати, мой друг Зигфрид (последний солдат рейха), рассказывал, немцы готовились к высадке в Англии, его брат был летчик-истребитель и их полк перебросили к Ла-Маншу, но!

Но потом, что то случилось и у Гитлера появились другие планы.

Но никто не верит старому солдату, есть же официальная точка зрения, а Мы типа должны в нее верить!

Albrecht Adams, участник тех событий, со стороны Наполеона и его известная литография - переход через Березину!


http://lvkr.ru/f/qjvW8P/1024.jpg


п/с : Молодцы браты белорусы, выпустили почтовую миниатюру, посвященную Отечественной войне 1812 года, а браты из Украины, ничем не порадовали и Мы все знаем почему!

Памятник на берегу Березины!



http://lvkr.ru/f/cQksJ9/1024.jpg

89

Наполеон напрасно ждал



http://s1.uploads.ru/t/pboVi.jpg


Нужно сказать, что Россия выиграла войну у Франции, еще задолго до того, как Великая армия французского императора перешла через реку Неман. Речь идет о блестящей операции, которая была проведена русскими спецслужбами. Так, им удалось переиграть опытную разведку Наполеона Бонапарта. Именно к такому заключению пришел главный научный сотрудник института всеобщей истории Петр Черкасов доктор исторических наук. Отметим, что сегодня на данную тему, на соответствующих сайтах, представлено немало таких работ, как курсовые, дипломы – Волгоград.

Так, он рассказал о том, что Франция получила статус супердержавы, после того как разгромила пять европейских коалиций. Так, у Наполеона больше не оставалось серьезных соперников, кроме, конечно же, Великобритании. Нужно сказать, что великий французский император не воспринимал в серьез Александра I, при этом он был уверен. Что Россия окажет ему поддержку. Так, в 1807 году в Тильзите Наполеон в буквальном смысле слова навязал Александру I мирный договор. Нужно сказать, что данный договор содержал сразу два условия. Так, первым из них было безусловное признание всех завоеваний и побед французского императора, а также всех его полных титулов. Вторым условием было присоединение к России к континентальной блокаде Великобритании.

Такой мирный договор можно было назвать унизительным для России, он никак не мог устроить государство. Так, Александр осознавал, то , что его стране будет нанесен огромный ущерб, запретом торговли с Великобританией. Однако, Александра преследовала тень его собственного отца. Всем известно о том, что император Павел был союзником Наполеона Бонапарта.


http://www.banopart-napoleon.com


снова подтасовка и брехня!!

России, нужно было вместе с Наполеоном прихлопнуть бриттов и их дружков!

А Александр I был глуп, если не сказать больше.

Ну и не стоит забаывать о спец операции сионистов и бриттов, по умерщвлению Императора Павла I, который был союзником Наполеона!

Конечно же - Александра преследовала тень его собственного отца. Все знают, на пике Славы Александр покинет трон Нашей Империи, но вина за нашествие Наполеона лежит на Александре, и!

И конечно же на поганых бриттах и их дружках!


http://s1.uploads.ru/t/cFsy5.jpg     http://s1.uploads.ru/t/JNLum.jpg


http://s1.uploads.ru/t/6rb7N.jpg     http://s1.uploads.ru/t/J3Bs6.jpg



p/s : Великий Кутузов дал уйти - супостату Наполеону!

Великий был человек, Наш Кутузов!



http://s1.uploads.ru/t/s3zx7.jpg

90

http://i64.fastpic.ru/big/2014/0627/dd/661846f41b03707942cc4585bb51e9dd.jpg

91

К 250-летию Багратиона выпущена почтовая марка



http://savepic.su/5805173.jpg




10 июля в Москве в почтовом отделении № 101000 на Мясницкой улице в продаже появилась почтовая марка, посвященная 250-летию со дня рождения П. И. Багратиона. На протяжении трех рабочих дней, включая дату анонса, знак почтовой оплаты можно приобрести вместе с конвертом первого дня и погасить их специальным почтовым штемпелем. Также конверты первого дня с гашением доступны в Санкт-Петербурге.

На почтовой марке изображён портрет П. И. Багратиона на фоне сражения. Номинал знака почтовой оплаты — 21 рубль, размеры — 50×37 мм. Форма выпуска — лист с оформленными полями (3×3) из восьми марок и одного купона. Тираж — 280 тысяч штук.

Князь Пётр Иванович Багратион (1765–1812) — выдающийся русский полководец, генерал от инфантерии, участник русско-турецких войн, Итальянского и Швейцарского походов А. В. Суворова, герой Отечественной войны 1812 года. Участвовал в Русско-турецкой войне (1787–1792) и Польской кампании (1793–1794). В 1805 г. командовал арьергардом армии Кутузова, сдерживая натиск французов, преследовавших отступающую русскую армию. В 1812 г. Багратион командовал 2-й Западной армией. После умело проведённого отхода, нанеся ряд поражений французам, Багратион соединился с армией Барклая. 26 августа на Бородинском поле Багратион совершил своё последнее сражение, скончавшись от полученных ранений 12 сентября 1812 г. За мужество, храбрость и воинское мастерство П. И. Багратион получил множество российских и иностранных орденов и наградное оружие — золотую шпагу, украшенную алмазами, с надписью «За храбрость».

http://moscowpost.ru

92

К 250-летию со дня рождения князя П.И. Багратиона




http://lvkr.ru/KywvJz.jpg      http://lvkr.ru/f/QdMAzU/640.jpg




10 июля 1765 г. - 250 лет назад родился великий российский полководец и герой Отечественной войны 1812 года, ученик Суворова, генерал от инфантерии, командующий 2-й Западной Русской армией в 1812 г. - Князь Пётр Иванович Багратион.

В ночь с 1 на 2 октября, несмотря на тьму и дождь, армия Кутузова, по традиции бросив в городе больных и раненых, двинулась по дороге на Цнайм. Этот городок находился на перекрестке двух дорог. Одна тянулась к Кремсу — по ней как раз и отходила русская армия, другая вела к Вене, и по ней наступал Наполеон. Кутузов боялся, что французы могут опередить его и перекрыть движение навстречу армии Буксгевдена. Поэтому он предусмотрительно распорядился, чтобы колонна Багратиона перешла с кремсской на венскую дорогу и встала на пути французов у придорожной деревни Голлабрюн. Багратиону было приказано стоять насмерть, пока основные силы армии не пройдут Цнайм. Получив приказ, князь Петр поднял только что остановившиеся для биваков войска и ночью, под дождем, по бездорожью, через виноградники и овраги перешел на венскую дорогу. Утром 3 ноября его отряд встал у Голлабрюна. При дневном свете Багратион провел рекогносцировку и, увидев, что позиция у Голлабрюна слаба, оставил там в качестве прикрытия гессен-гомбургских гусар Ностица и два казачьих полка, а сам отошел к безвестной до этого часа деревне Шёнграбен, название которой навсегда вошло в учебники русской военной истории как наши Фермопилы.
И Кутузов, и сам Багратион понимали, что отряд его скорее всего будет уничтожен под Шёнграбеном. Накануне, 2 ноября, Кутузов писал императору Александру, что приказал колонне Багратиона, «ежели она там будет атакована, подержаться столько, чтобы я мог по другой дороге ее миновать и не быть отрезану. Я от себя не скрываю, что могу на сем маршу потерять усталых может быть до тысячи человек, — продолжал он, — но спасти должно целое, буди возможно будет»31. Та же мысль лежала в основе плана шёнграбенского сражения, как он отразился в военной истории: за счет части (отряда Багратиона) «спасти должно целое» (всю армию).
По словам А. С. Норова, Кутузов на прощание перекрестил Багратиона, ибо «подлинно крестный подвиг предстоял ему». Это знали все, продолжал Норов, «от генерала до солдата… Багратион перед боем в предварительном совещании со своими офицерами, подобно царю Спартанскому, прямо глядел в глаза смерти». Историк Михайловский-Данилевский детализирует этот эпизод (источник его неизвестен): «Готовясь сражаться до последней капли крови, князь Багратион, по обыкновению своему, как всегда делывал он перед сражением, собрал к себе генералов и полковых начальников и дружески разговаривал с ними о различных случаях, могущих представиться, пока Кутузов успеет вывести армию на безопасный путь. Во время беседы, где в полном блеске явилась воинская предусмотрительность князя Багратиона, дали ему знать о приближении французов». Известно стало и о том, что граф Ностиц отступает от Голлабрюна. Оказывается, подошедший Мюрат решил проделать с русскими тот же фокус, что и с генералом Ауерсбергом: он послал письмо к Ностицу с известием, что между императорами Францем и Наполеоном якобы заключен мир, почему французы так легко и прошли Вену. Ностиц поверил Мюрату и начал отходить к Шёнграбену. Как ни тщился Багратион объяснить австрийскому генералу, что это военная хитрость, обман — ничего не помогало. Ностиц, как писал потом Кутузов, «во время самого сражения перестал войсками своими действовать и сие объявил князю Багратиону»32. Норов, опираясь на чьи-то воспоминания, сообщал, что «напрасно князь Багратион старался доказать Ностицу всю нелепость Мюратовых слов, ставя в пример поступок князя Ауерсберга. Ностиц предпочел поверить Мюрату, и говорят, будто Багратион, плюнув, отворотился от него, взял своих казаков и велел готовиться к бою»33.
Так Багратион в ответственнейший момент обороны остался без союзных полков. Меж тем обстоятельства для него и всей армии складывались самые неблагоприятные: как раз в этот момент за спиной Багратиона, невдалеке, по кремсской дороге, проходила (точнее — еле тащилась) вся армия Кутузова, чрезвычайно уязвимая в случае прорыва Мюрата. 3 ноября Кутузов писал Александру: «Истребление отряда князя Багратиона было неминуемо, равно как и разбитие самой армии, потому что близость расстояния от аванпостов отнимала средство к скорой ретираде, а изнурение солдат от форсированных маршей и биваков соделывало их неспособными устоять даже в сражении. Счастье, сопутствующее всегда оружию Вашего величества, представило и тут средства, через которые спасена армия»34.
Что имел в виду Кутузов? Счастье русского оружия в данном случае заключалось в глупости Мюрата. Дело в том, что тот, пришедший с конным авангардом и увидав русскую армию, не решился атаковать ее с ходу, так как пехота его корпуса еще была в пути. К тому же, как стало известно, дождь и ветер помешали Бернадоту и Мортье навести мосты через Дунай и «уцепиться за хвост» Кутузова с тыла. Мюрат решил повторить свой фокус с обманом насчет франко-австрийского перемирия. Он надеялся, что в силу условий перемирия русская армия останется на месте, а тем временем подтянутся войска от Вены и от Кремса. Для этого маршал прервал начавшуюся было перестрелку и послал к Багратиону парламентера с предложением вступить в переговоры. Получивший от Багратиона известие о предложениях Мюрата, Кутузов легко понял замысел «неаполитанского хитреца» и решил обмануть обманщика. К тому времени Кутузов знал, что таким же образом французы чуть было не задурили голову любившему покрасоваться перед неприятелем Милорадовичу. Тот был оставлен на берегу Дуная, у Кремса, прикрывая тылы отходящей армии, и едва не отдал им мост через Дунай.
Поддерживая игру Мюрата, Кутузов послал генералов Винценгероде и Долгорукова к Мюрату: «переговорить, — как он писал потом, — чтобы чрез несколько дней перемирия, хотя мало выиграть время, поручив им и кондиции, ежели возможные и нас ни к чему не привязывающие, постановить, полагаясь во всем на них, ибо нельзя потерять ни минуты. Теперь ночь, и я корпусом армии подымаюсь и иду двумя дорогами в Лейхвиц (Лехвиц. — Е. А)»35. Вскоре Винценгероде и начальник главного штаба Мюрата генерал Августин Даниэль Беллиард подписали акт о перемирии, цена которому была не больше цены листа бумаги, на котором он был написан. Русские обещали уйти из Австрии тем же путем, что и пришли туда. Обе армии должны были стоять на месте недвижимо до утверждения перемирия Наполеоном и Кутузовым. В том случае, если акт утвержден не будет, стороны обещали известить друг друга о начале боевых действий за четыре часа. Даты были проставлены две: по принятому во Франции революционному и общеевропейскому календарям: «24 брюмера года четырнадцатого (ноября 15 года 1805)».





http://lvkr.ru/f/eBk01A/1024.jpg





Капитуляция или перемирие? В последние годы историк О. В. Соколов, опираясь на французские источники, высказал мысль, что Мюрат попался на хитрость, к которой прибег сам при овладении мостом через Дунай, но только его переговоры с представителем Кутузова генералом Винценгероде шли не о перемирии, а о капитуляции русской армии. Автор пишет: «…Самым важным свидетельством является текст документа, который, в конечном счете, был подписан с одной стороны начальником штаба Мюрата генералом Бельярдом, с другой стороны генерал-адъютантом Александра / бароном Винценгероде. Этот текст был опубликован в сборнике “М. И. Кутузов ” на русском языке (в подлиннике он на французском). Сохранился ли подлинник — неизвестно (1приметим это утверждение автора. — Е. А.), но его копия хранится в Архиве исторической службы французской армии. Сравнивая текст архивного документа с опубликованным в сборнике переводом, можно отметить, что бумага, подписанная Бельярдом и Винценгероде, переведена, в целом, правильно. Однако изменена только одна фраза, которая меняет не только всю суть документа, но и всю суть того, что произошло под Шенграбеном. В сборнике документ называется “Текст предварительного перемирия между русскими и французскими войсками”, а в архивном варианте значится следующее: "Капитуляция, предложенная русской армии 1V7. Иначе говоря, исследователь ставит под сомнение добросовестность публикаторов сборника «М. И. Кутузов», совершивших будто бы таким образом подлог. Но дело в том, что подлинник документа на французском языке в РГВИА сохранился (его можно легко найти в фонде по сноске в сборнике «М. И. Кутузов»), и переведен он для сборника точно. А. И. Сапожников, видевший подлинник на французском языке, считает, что если бы речь шла о капитуляции, то и в русских архивах должен был быть подписанный переговорщиками идентичный французскому текст именно капитуляции, тогда как в Российском государственном военно-историческом архиве сохранился (и позже опубликован в переводе на русский язык) подлинный текст именно «Предварительного перемирия». Вообще, О. В. Соколов, с точки зрения классического источниковедения, поступил некорректно. Он был обязан сопоставить документ французского архива не с публикацией в русском переводе, а с подлинником из российского архива, и полностью опубликовать текст документа из французского архива, который он почему-то называет «копией», чем окончательно запутывает дело. Известно, что подобные документы, согласно международному праву, подписываются двумя сторонами одновременно, оба документа должны быть идентичны по содержанию, подписаны одними и теми же лицами, и оба считаются подлинниками. И тут важно было бы провести палеографическое и почерковедческое исследование обоих документов — нет ли фальсификации подписей официальных лиц, что и решило бы проблему возможного подлога, совершенного одной из сторон уже после событий под Шенграбеном.
Ну а если автор прав и документ называется «Капитуляцией»? Но, судя по содержанию, в нем говорится совсем не о капитуляции (то есть о полном прекращении военных действий с условием сдачи противника в плен и сложения им оружия), а именно о перемирии, понимаемом как временное прекращение огня на определенных сторонами условиях. Даже приведенная автором цитата из донесения Мюрата Наполеону говорит как раз о перемирии: «Мне объявили, что прибыл господин Винценгероде. Я принял его. Он предложил, что его войска капитулируют. Я посчитал необходимым принять его предложение, если Ваше величество их утвердит. Вот его условия: я соглашаюсь, что не буду больше преследовать русскую армию при условии, что она тотчас же покинет по этапам земли Австрийской монархии. Войска останутся на тех же местах до того, как Ваше величество примет эти условия. В противном случае за четыре часа мы должны будем предупредить неприятеля о разрыве соглашения». О. В. Соколов заключает: «Таким образом, Мюрат согласился не на перемирие, а на капитуляцию русских войск»3". Но выделенное выше (как и весь текст соглашения) — не есть условие капитуляции! Согласно подписанным условиям русские войска не сдавались, а поэтапно отходили с территории Австрии! О «капитуляции» на таких условиях Макк мог бы только мечтать — получив подобную бумагу, он бы попросту отошел из Ульма, а не складывал бы оружие и не отдавал бы без боя знамена своих полков. Вообще, в изложении автором шёнграбенской истории есть некий «разоблачительный» момент. Автор пишет о том, что якобы «под пером русских историков» Шенграбенское сражение превратилось «из героического эпизода в некую фантасмагорическую битву, где горсть героев косит ужасающими ударами несметные полчища неприятелей», и приводит в качестве иллюстрации цитату из «Писем русского офицера» Федора Глинки, который среди историков не числится. И далее, изложив историю появления «капитуляции», автор пишет, что вся идея была задумана Багратионом, «которому необходимо было любой ценой ввести в заблуждение Мюрата. Да, действительно, Мюрат попался на хитрость, подобно той, которую он и Ланн применили, чтобы провести австрийцев. Однако Багратиону пришлось пойти дальше, чем французским маршалам. На предложение перемирия Мюрата не удалось купить». Поэтому был послан Винценгероде, который и предложил капитуляцию, от которой «у пылкого гасконца от торжества тщеславия атрофировался разум». Получается, что Багратион поступил с Мюратом еще более низко, чем Мюрат и Ланн с князем Ауерсбергом в Вене, — он обещал сложить оружие, а сам обманул Мюрата. Никаких оснований для подобного утверждения у нас нет. Во-первых, инициатором переговоров о перемирии с Мюратом был сам Кутузов, пославший Винценгероде и Долгорукова, а во-вторых, само по себе предложение перемирия не было обманом — в отличие от выходки Мюрата и Ланна.
Вероятно, в момент подписания перемирия Мюрат с Беллиаром были довольны произошедшим и ждали ответа от Кутузова, который в этой ситуации должен был утвердить соглашение. Но радость их оказалась недолгой. Кутузов не отвечал на предложения о перемирии двадцать часов, то есть почти сутки, и за это время успел увести армию на два перехода от Цнайма. Наполеон же, получив в Вене для утверждения плод дипломатического искусства Мюрата, пришел в бешенство. Он понял, что Кутузов провел его маршала-простака, и соблюдать условия перемирия — то есть стоять на месте — не будет, а постарается уйти как можно дальше. И. Бутовский, офицер Московского полка, шедшего в хвосте колонны, вспоминал тот тревожный вечер: «Мы простояли так, не сходя с места около двух часов, огней разводить не дозволяли. Наконец, показался перед фронтом Кутузов и к удивлению скомандовал в полголоса всем войскам налево кругом, с поворотом мы стали лицом к наступающему неприятелю, и Московский полк превратился в авангард». Но это перестроение не предполагало начала наступления, просто русскому командованию стал известен более короткий путь, уводивший от опасного отрезка дороги у Шёнграбена. Пройдя две версты по дороге на Креме, уже в сгустившихся сумерках, армия вдруг свернула вправо и пошла по узкой тропинке через овраги, ручьи, перелески. Запрещалось шуметь, дорогу освещали какими-то особыми «потаенными фонарями». «Часа за три до рассвета, — писал Бутовский, — стали подниматься на высоту, где открылась обширная площадь, тут немцы указали нам Голлабрун и Шёнграбен, окруженные французскими бивачными огнями на расстоянии от нас около пятнадцати верст». Только заведя армию за вершину покатой горы, солдатам разрешили отдохнуть, развести огни, «которые не могли быть видимы неприятелю». Сидя в безопасности у костров, солдаты и офицеры говорили о тех своих товарищах, которые остались там, где сияют бивачные огни французской армии: «И не было в рядах ни одного солдата, который не молил бы Бога о его (Багратиона. — Е. А.) спасении»31.





http://lvkr.ru/Cys781.jpg       http://lvkr.ru/f/GwgdWC/1280.jpg






Примерно в это время император французов писал Мюрату: «Не могу подыскать выражений, чтобы выразить вам свое неудовольствие. Вы начальствуете только моим авангардом и не имеете права заключать перемирия без моего приказания. Немедленно уничтожьте перемирие и атакуйте противника». Не доверяя до конца дело Мюрату, Наполеон сам сел в карету и помчался в Голлабрюн. Выволочку получил и затянувший с переправой через Дунай Бернадот, который должен был уже давно идти по кремсской дороге вслед за русской армией. Получив гневное письмо Наполеона вечером 4 ноября, Мюрат объявил Багратиону о прекращении перемирия и, не дожидаясь условленных четырех часов, начал обстрел, а потом атаку его позиций. Между тем Багратион все-таки рассчитывал еще на четыре часа жизни. Численное преимущество было на стороне французов; кроме удара непосредственно на дороге через Шёнграбен, они стремились охватить русских слева и справа. Багратион потом писал, что «главная цель его (неприятеля. — Е. А.) была отрезать меня от армии… и истребить вовсе».
Уточним: главной целью французов было все же стремление догнать армию Кутузова, а для этого нужно было сбить с дороги препятствие в виде шеститысячного отряда Багратиона. Но это оказалось непросто. Во-первых, удар во фронт сразу не удался, так как артиллеристы Багратиона зажгли Шёнграбен и двигаться среди горящих домов французам Удино было невозможно — могли загореться и взорваться патронные и зарядные ящики. Так удалось задержать французов хотя бы на два часа. Во-вторых, попытка обойти Багратиона справа натолкнулась на успешное сопротивление егерей бригады К. К. Уланиуса. Но французы напирали («неприятель теснил его, и теснил крепко»), Багратиону пришлось начать отходить по дороге, постоянно останавливаясь и отражая нападения конницы Мюрата и пехоты Сульта и Ланна. В какой-то момент, когда французам удалось охватить огненным кольцом идущие слева от дороги полки, Багратион решил пожертвовать частью своих войск — подобно тому, как пожертвовал его отрядом Кутузов: «…ретируясь назад по дороге, оставлен был при вышеписанной дороге баталион Новгородского полка и 6-го егерского полка баталион же для вспомоществования левому флангу, которой был уже со всех сторон окружен неприятелем». В окружение попал генерал-майор Селехов, который, «преодолев все неудобства, приказал по-прежнему отступать назад побаталионно и, несмотря на превосходство неприятеля, принудил его штыками и выстрелами очистить себе дорогу». Так было написано в рапорте Багратиона Кутузову. Ермолов, очевидец происшедшего, описывает не столь героическое поведение Селехова. Воспользовавшись временным затишьем, генерал послал солдат за дровами и водой, намереваясь «сварить каш» своему оголодавшему воинству. Но французы внезапно возобновили наступление, и Селехов, вместо того чтобы отступать, напрасно ждал ушедших в ближайший лес солдат. В итоге он попал в окружение, его полки храбро сопротивлялись, но были разбиты, потеряли знамя и все пушки. «Причиной столь чувствительной потери, — писал Ермолов, — было невежество в ремесле своем генерал-майора Селехова». Дело исправил майор 2-го батальона Киевского гренадерского полка Экономов. Он сумел оказать сопротивление неприятелю, что и позволило остаткам левого фланга ретироваться с поля боя в порядке и затем соединиться с Багратионом, который (как он сам писал в рапорте) не имел «о нем никакого известия»40. Так же и Кутузов долго не знал о судьбе Багратиона. Он писал потом царю, что отряд князя Багратиона был оставлен «на неминуемую гибель для спасения армии». И правда — за этот героический марш Багратион дорого заплатил: почти половина его отряда — от двух до трех тысяч человек — была убита и ранена, причем большинство раненых оставили лежать и умирать в темноте и холоде на грязной проселочной дороге — таковы были тогдашние суровые законы войны. Были брошены также почти все орудия. Тем временем спустилась ночь, и прибывший к месту сражения Наполеон дал войскам приказ остановиться.
Багратион же продолжал отступление и за два дня, с короткими остановками, настиг стоявшую в Погорлицах армию. Появление там остатков героического отряда Багратиона было поистине триумфальным: «Армия наша ликовала соединению с нею князя Багратиона благодарственным молебном как победе»41. Багратион, который во время всей операции вел себя, как обычно, хладнокровно, внушая уверенность войскам, привел в Погорлицы не только остатки своего отряда, но и 50 пленных, а также французское знамя — первый почетный трофей той войны. По сведениям Михайловского-Данилевского, Кутузов выехал навстречу Багратиону, обнял его и сказал: «О потере не спрашиваю, ты жив — для меня довольно!»42 Возможно, так это и было. Смысл сказанного был важен для Багратиона, как для каждого отступившего с поля боя командира: ведь его отряд понес ужасные потери, французы захватили знамя одного полка, восемь пушек из одиннадцати были брошены или захвачены неприятелем, масса имущества растеряна по дороге — за это могли и спросить, ибо армейская бюрократия и в Австрии оставалась бюрократией!
Известно, что 7 ноября, подводя итог этой смертельной операции, главнокомандующий написал царю: «Хотя я и видел неминуемую гибель, которой подвергался корпус князя Багратиона, не менее того я должен бы считать себя счастливым спасти пожертвованием оного армию»43. В Вене и Петербурге по достоинству оценили подвиг «дружины героев» — так назвали австрийцы отряд Багратиона. Все знали, что у Багратиона было 6 тысяч человек, а у французов — 20 тысяч. (О. В. Соколов считает, что русских было 7 тысяч, а французов около 16 тысяч человек.) Сам полководец, по представлению Кутузова, стал генерал-лейтенантом. По-видимому, Кутузов сказал ему об этом сразу, ибо свой рапорт от 5 октября Багратион подписал так: «Генерал-лейтенант к. Багратион». Кроме того, князь Петр Иванович получил высший для военных орден Святого Георгия 2-го класса, минуя 4-й и 3-й классы, а император Франц наградил его редкой для русских военных наградой — командорским крестом Марии
Терезии. (Впрочем, по мнению И. С. Тихонова, факт этот документально не подтверждается: возможно, исследователи путают эту награду с орденом Марии Терезии, полученной Багратионом ранее за Италийский поход 1799 года.) Нужно отдать должное тонкому пониманию Кутузовым армейской субординации. В рапорте Александру о геройстве Багратиона Кутузов попросил дать чин генерал-лейтенанта и отличившемуся при Кремсе генерал-майору Милорадовичу, чтобы между полководцами не возникло местничества — ведь Милорадович был «старее» в генералах, чем Багратион. Для солдат и унтер-офицеров отряда Багратиона Кутузов исхлопотал 300 знаков отличия ордена Святой Анны. 6-й егерский полк за «славное дело под Шёнграбеном» получил серебряные трубы… Имя Багратиона опять загремело в войсках. Получив известие о деле под Шёнграбеном, главнокомандующий армией, шедшей навстречу Кутузову, генерал Ф. Ф. Буксгевден писал: «Положение храброго князя Багратиона так же было весьма затруднительно — таким образом отбиться от превосходнейшего силами неприятеля — сие должно служить примером всем, упражняющимся в военном ремесле!»44

Евгений Анисимов






http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/daty_ … 4-1-0-5991





http://lvkr.ru/f/BUt20k/640.jpg






http://rusmarka.ru/catalog/marka/position/28705.aspx


Вы здесь » форум филателистов (тематическая филателия) / Русский Мир / ФилФорум / Филателия +18 » Персонариум » 200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 г.